Поиграй в "Города"! Заряди мозги!

Новости лицея и сайта | Новости друзей | Ссылки | От автора


Наши партнёры:



Каменецкая Полина (1998 год выпуска)
Оценка творчества: 4.600

Стрекозы

Когда закат с надеждой справится,
Не дав пролить бессильных слёз,
В вечернем мареве появятся
Зелёные глаза стрекоз.
При свете их невольно вспомнится
Манящий страх беззвучных гроз.
Спадёт как дымка с твоего лица
Гипноз.

И мир под лупой ожидания
Взорвется красочною тьмой,
Отвязанным балластом знания 
Он вниз утянет за собой.
Всегда лететь, не попадая в цель,
Слепой и острою стрелой,
Чтобы никто тебя назвать не смел-
"Изгой".

Всегда лететь, не зная сил своих,
Не просчитав своих шагов
Нарочно, чтобы ты, не веря в них,
Был вечно ко всему готов.
Когда у горла кровь пульсирует
Лишь от одной строки стихов-
Судьба сама казнит и милует
Врагов.

Строка, судьба и ветер высоты
Очистят от сомнений мозг,
И на закате сможешь смело ты
Сорвать одну из ранних звёзд,
Сложить ненужные повинности,
И полной грудью запах роз
Вдохнуть. И быть теперь одним из них,
Стрекоз.

к оглавлению >> оцени автора! >>

Сколько Я рождён под одной звездой и в одной семье. Я считал так и надо и был бы рад вполне. Жизнь моя началась почти почти как у всех- Ряд проблем, впрочем круг друзей обещал успех. Я хотел прочитать все книги и умным быть, Кто-то предупредил, что мне станет скучно жить, Время быстро решило, кто из нас был не прав. Ворох срезанных крыльев, пепел не взысканных прав, Вот и всё, что оставил он, так до конца не познав. Сколько есть дорог, только все я пройти не могу. Сколько судеб, но проживу я ведь только одну! Сколько есть друзей, только разве они все мои? Светлых сколько не испытать мне историй любви! Сколько есть небес! Не успею я в каждым летать. Сколько войн и бед, и потерь-о том лучше не знать. Хорошо, что все не успеют случиться со мной, и из всех смертей умирать буду только одной.

к оглавлению >> оцени автора! >>

Во что верится

Я думал, что жизнь-это дьявольский бред и сплетён удивительно.
Спросил я свой меч, как распутать его-меч ответил презрительно:
"Ты сохнешь от скуки! Возьми меня в руки и брось канителиться-
Живи как живется, люби пока любится, верь, во что верится!"

Читая ночами писанья, с любимой не мог я увидеться,
Но вскоре она на меня пригрозила навечно обидеться.
Сказала: "Зарыться под свитки и пыль тебе после успеется!"
Живи как живется, люби, пока любится, верь, во что верится.

Я думал, отшельник мне точно поможет развеять сомнения,
Но понял я, он, хоть и свят, до сих пор не достиг просветления.
Не зря этот мир сумасшедший быстрей год от года всё вертится:
Живи как живется, люби, пока любится, верь, во что верится.

к оглавлению >> оцени автора! >>

Сердце По последней моде сердце Одевает маску шрамов, одевает латы ссадин. Если мы хотим согреться Мы зароемся поглубже, ведь с небес покой украден. Кипарисовые рощи И банановые джунгли без присмотра засыхают, А Господь сбежал на землю- Он такой же жизни хочет. Что осталось нам от рая? Фиолетовые искры, Пепел, страх и восхищенье. Мы идем по кромке ада. Мы не смелые, мы просто Не умеем по другому, не умеем так, как надо. Нам завидуют кометы, Пусть разбито сердце где-то, но любовь игра-отрада. Мы не сволочи, мы просто Не умеем по другому, не умеем так, как надо. Мы учились в общем сносно, В философских извращеньях мы отыскивали клады. Мы не гении, мы просто Не умеем по другому, не умеем так, как надо. По последней моде сердце Одевает маску шрамов, одевает ссадин латы. Мы не рыцари, мы просто Защитились как умели, и завидовать не надо.

к оглавлению >> оцени автора! >>

Детство Складки и ямы-то мелкая сетка морщин. Жук на ладони не знает, куда ему деться. Страшно и странно-я в этой пустыне один, Как в запоздалом кошмаре ушедшего детства, раннего детства. Жду я, когда вновь туманом покроется даль В сон превращая дневной свет, до боли знакомый Тихие игры сменились на злую печаль Снова темно, только некуда выйти из дома, скучного дома. Выплеснуть песней тоску в непокорных словах, Вовремя это из нас ни один не сумеет. Предполагая, что внутренний голос не прав, Жду, кто же первый ответа коснуться посмеет, кто будет первый? Да, кто-то смелый, как бог, а вот я бы не смог. Просто я знаю, откуда всё это берётся. Мне не грозил ни пожар ни всемирный потоп. Кто с таким девственным сердцем ещё здесь найдётся?

к оглавлению >> оцени автора! >>

Арсенал Упала звезда по спирали, Вонзилась в звенящую гору. Наутро её опознали, И похоронили так скоро. Последний патрон был истрачен, И пусто теперь в арсенале. Других не достать, а иначе Сверкали бы в небе спирали. В моем арсенале Топор и праща, А камнем звезды не собьёшь. В моём арсенале Осталась свеча Свеча и отточенный нож. В таком арсенале навряд ли Отыщется доброе имя. Не чищено долго, понятно, Сейчас не стреляют такими. Здесь радио глушат помехи, Пылятся чехлы-обещанья, Под ними ржавеют доспехи Со дня добровольных скитаний. В моем арсенале Заброшенных прав, Идей холостых, не стрелявших надежд Завёлся жучёк, Разъедающий страх, И пыль обещает мне новый мятеж. В моем арсенале есть сети, Ловить пролетающих песен, И вспарывать тут же на месте- Все клетки для них слишком тесны. Упала звезда по спирали, Вонзилась в звенящую гору. Такое случится едва ли, Не хороните так скоро.

к оглавлению >> оцени автора! >>

Баллада Мой друг, мой враг, учитель и лекарь, он многим мне в жизни помог. Колдун и маг жил в поисках света, но знанье ушло в песок. Колдун и маг. Но знание это ушло, как вода, в песок. Он мне говорил о радости истин, началах света и тьмы. От множества сил он ведал укрытие, со смертью он бы на "ты". От дьявольских сил он ведал укрытие, а с небом он бы на "ты". И там, на костре, Когда пламя взлетело И вспыхнула криком толпа, Он пеплом на ветер швырнул своё тело, огнём на умы-слова. Он пеплом на ветер швырнул своё тело, огнём он швырнул слова. С тех пор сто веков, Времён, поколений Мелькнуло, в забвенье ушло, Случилось всё так, как предсказывал гений, сбылось всё, что было должно. Свидетель был я, как предсказывал гений, сбылось всё, что было должно. Но свитки его сожжены инквизицией, в мир не один не проник. Два первых столетия я очень гордился, что был я его ученик. Устав от бессмертья я бросил гордиться, что был его ученик. Искал я смерть Искал забвенье Нож, петлю пришлось испытать. Искал я второго такого же гения, который б заклятье мог снять. Искал я второго такого же гения, чтоб это проклятие снять. Но видимо есть для меня назначение, какая-то высшая цель. Не будет покоя, пока не исполню, того что учитель хотел. Мне смерть улыбнётся когда вдруг исполню, я то, что учитель хотел. Мой друг, мой враг, учитель и лекарь, при жизни он многое мог. Колдун и маг жил в поисках света, но знанье ушло в песок. Смерть сладка, но знание это ушло, как вода, в песок. Чудная эпоха! Пророков навалом, Ведь их не сжигают теперь. А мне, менестрелю, Ведь надо так мало, Хоть ты мне, дружище, поверь! А мне, менестрелю, Ведь надо так мало, Хоть ты мне, дружище, налей!

к оглавлению >> оцени автора! >>

Ветер Потерявшие нить Средь обманчивых лиц Прошлый опыт читают как руны. Не поможет понять, Но заставит звучать Ветер их потаённые струны. Тот же ветер, свистящий в ущельях И стихающий в вереска поле, Распылён лабиринтом улиц. И теперь не имеет он цели, Бьёт навскидку горящей стрелою, Чтоб кого-нибудь, да коснулось. Может быть, пролетев между нами, (Убедился бы ты воочию!) Обернётся стрела семенами, Коль найдёт благодатную почву. Каждой песне назначено свыше Быть свободной, но каждая бродит По отсекам уставшего мозга В долгих поисках спящей души, Но её никогда не разбудит Без ненужного сора и лоска. Потерявшие нить Средь обманчивых лиц Ожидают улыбку фортуны. Трудно сразу понять, Что заставит звучать Снова наши глубокие струны.

к оглавлению >> оцени автора! >>

Возрастное Ты не прав как всегда, Ты забыл анекдот, Ты боишься сказать уже готовый ответ. Это всё ерунда, Это скоро пройдёт, Наверняка возрастное, говоришь ты себе. А девчонка твоя? Она не хочет понять, Почему ты не можешь настрелять сигарет, И подолгу молчишь. "Партизан-кибальчишь!" - Так она дразнит тебя. Ей легко, тебе-нет. И намёки игнорирует принципиально, И напрасны попытки твои. Хочешь говорить-говори нормально, А забыл, что сказать-молчи. Может, верный совет? Может быть, повезёт? И из глухих тупиков порой выводит успех. Гитара, пиво, букет, А впрочем веник сойдёт; Тебя уже не узнать, ты стал сюрпризом для всех. Ты себя испытал- Стал такой, как мечтал. Своим новым житьем наслаждаясь сполна, Ты флиртуешь с судьбой, Не жалеешь тихонь, Повторяешь им то, что твердила она- Я намёки игнорирую принципиально, Столько в них неосознанной лжи. Есть, что говорить-говори нормально, А забыл, что сказать-молчи. Хочешь говорить-говори нахально. Что ты можешь сказать? Молчи.

к оглавлению >> оцени автора! >>

Игрок Я видел толпу на проспекте, Кружился над ней ангел смерти. Следил он за ходом и вёл своего игрока. Он вами замечен едва ли, И взгляды его обтекали, Как камень подводный порой обтекает река. Игрок ещё ждал перемены. Дрожали невскрытые вены, И шея болела возможностью что-то глотать. Искал он кого-то под вечер, Просил разговор человечий, Начав говорить замолкал-ни кому не понять. Он в чем-то боялся признаться, Да перед кем рисоваться? Не смел свою боль для других оборачивать в фарс. Казалось, не их это дело, А в черепе что-то кипело Раздался в прихожей звонок, только поздно, не спас. Был вечер такой же как прежде, (Нет места в нём только надежде) Луна не упала, ночник не погас. А потом Друзья обсуждали по барам Зачем, для кого, (ведь не старый!) Как долго он жил между ними под чёрным крылом?

к оглавлению >> оцени автора! >>

Канал Эти воды питали большие реки, Они славились самым непознанным дном, Истощить их казалось невозможно вовеки, А теперь они стали зелёным застывшим прудом. А я был мелкий пацан, И я купался в нём, Хоть горы ила из ран И выгребал потом, Но в этом-то пруду учился я нырять Не закрывая глаз, И с тиною в ушах. И здесь я в первый раз Узнал недетский страх, Родившись поздно, чтоб хоть кое-что понять. Один чудак искал И, наконец, нашёл Заброшенный канал, Который, может, вёл В такой же мутный пруд, а может быть-в Неву... Мне стало страшно жаль- Не я его открыл, Но что за ерунда! Хватило б только сил, Чтоб просочиться в мир. Иначе ведь- умру. Никто не мог тогда Предугадать капкан, Тем временем вода Несла нас в океан. За горизонтом вдруг Пропал последний холм. И мы стоим теперь. Ветрам не по пути, Мотора нет. Поверь, Осталось лишь грести. Но вот беда-куда? Ведь пустота кругом Это море питали большие реки Нет преград и доступен любой край земли. Эта жажда найдётся в любом человеке, А исполнил мечту и свободен-ну что же, плыви.

к оглавлению >> оцени автора! >>


Артефакт

1.

        На пути к Выздоровлению встретились двое.
        - Подожди,-сказал один. Он, просто, сразу понял, если они разминутся в этом тумане, то никогда не увидят и не услышат друг друга. Но другому было всё равно. Он, казалось, не хотел затягивать встречу.
        А зря.
        - По столу гуляет муха в фиолетовых штанах! - заявил первый, чтоб как-то заинтересовать встречного. Но когда облака натерли подошвы, а рюкзак отдавил подмышки, стараясь взлететь, на такие пустяки внимания не обращаешь.
        - Он тебе мешает? Давай помогу! - вот упрямый! Сделал еще одну попытку заговорить.
        - Ну: бери, -согласился второй и скинул ему большую часть груза. Это заняло много времени. Пока они решали что можно доверить случайному попутчику, что нельзя, а что он и сам не примет, прошли уже пол пути.
        Впереди оказалась река. Перейти её можно было только по мосту. Мост был узкий и ветхий, и встречный сказал:
        - Мы не можем вдвоём перейти на тот берег. Кто пойдёт вторым, обязательно рухнет в воду.
        - А мы быстро пробежим вместе.
        - Вместе только гриппом болеют! Нет, в ту сторону может пройти только один. И однажды.
        - Тогда давай поищем другой. А может это не река, а озеро. Тогда мы его обойдём.
        - Нет, искать я не пойду, собьюсь с дороги.
        - Послушай, тебе так важно перейти именно здесь и сейчас? Можешь хоть подождать, пока туман рассеется? Увидишь другой берег!
        Попутчик вздохнул и посмотрел на него укоризненно и снисходительно. Видно он привык, чтоб его отговаривали и устал отказываться и объяснять почему.
        - Ты, хоть, кто?-ответил тот вопросом на вопрос.
        - Человек, а ты?
        - Так и знал. Не люблю людей.
        - Почему?
        Попутчик разозлился. Как можно это до сих пор не понять?! Тогда он снял с плеч остальной груз и передал его человеку, сказав:
        - Это поможет тебе разобраться. По крайней мере, задержит на твоём гибельном пути.
        Человек хотел спросить, чем плох его путь и куда ему идти. Он говорил о том, что попутчик ему близок, близок, по тому, что иначе они бы не встретились, а там, куда он придет, есть ещё такие? Видимо нет:
        - Да, единственный, такой, как я оттуда ушел. Там одни люди. А я койот. Посмотри сам, разве не похож? Этот характерный окрас шкуры и уши и клыки,-начал он хвастаться. -А они не видели, не хотели видеть! Они долго внушали мне, что я-подумай только! -человек! Поэтому я выбрал этот путь. Сам выбрал! Никто мне не подсказывал.
        Человек слушал и ничего не понимал, но его рюкзак тяжелел. Он не видел шкуры и ушей из-за трижды проклятого тумана, и делал выводы; либо люди там слепы, либо там ничего ещё не проясняется, либо: попутчик идёт не в ту сторону! Естественно, ведь он шёл навстречу!
        Последняя догадка обожгла радостью. Человек хотел её высказать, ведь Койот наверняка не думал об этом! И теперь они вместе могут пойти дальше, ведь он знал с самого начала, что идет правильно! Но Койот был уже на другой стороне.
        Мост затрещал и провалился.


        Человек неуверенно двигался по старым следам и думал. О бедном другом человеке, который ушёл по неправильному пути и не сможет вернуться. Или о бедном себе, который никогда не сможет попасть на тот берег, если вдруг всамделишный Койот был прав. А может у койотов другое, своё Выздоровление? Тогда всё в порядке, он попадёт в город к своим. И никто из них, получится, не ошибался!
        Знать бы это наверняка. Раньше он мог знать, просто и спокойно быть уверенным-кто же требует доказательств с очевидного! Но с тех пор, как отправился в путь он научился сомневаться. Или наоборот отправился потому, что научился. Это не важно.
        Или важно?
        Он стал вспоминать, что заставило его решиться. Это были легенды путешественника о далеком и прекрасном городе. Где облака не натирают пятки, потому, что небо там вверху, (кто-то может усомниться, что это удобнее, ведь можно и головой стукнуться, на это путешественник ничего не ответил, только рассмеялся).
        Да черт с ними, облаками! Главное-в этом городе бывает только то, что бывает, а чего не бывает уж совсем никогда не случится. И если точно знать эти два списка можно: можно: Ну, словом, как говорил тот бродяга, когда ходишь по земле, всегда приходишь в нужном направлении. Этого ему всегда не хватало.
        А Человек уже долго шел по странной почве-уже не воздух, но ещё не земля. На этой-то почве у него и возникали сомнения. Во всём. Ибо здесь прекращалась равновероятность, начиналось деление. "Эх, бродяга, почему ты забыл дать списки?! В какой из них теперь отнести встречу с Койотом и мост и дорогу и само своё существование?"


        Удивительно, как мало здесь всего. Там были иллюзорные краски, звуки, предметы существа. А здесь пустота, зато-настоящая. Редко удавалось материализовать какую-нибудь мысль, и та сразу мешала. То он падал в неё, то волосы путались в её ветвях, то она впивалась в ноги, то текла за шиворот.
        И, что интересно, одна мысль вела себя всегда одинаково. Человек скоро обнаружил, что воду можно пить, на телевизоре можно сидеть, а шины, например, есть нельзя. Но других вариантов, для чего они нужны, пока не находилось.
        Так накопилось много ненужных мыслей. Многие были тяжёлыми и неудобными. Человек их выбрасывал и шёл дальше, пока не терял из виду. Так он судил о пройденном расстоянии.


        Чужой груз мешал идти. Тогда Человек решил остановиться и посмотреть его получше. Может там есть полезные вещи? Например, куртка. Именно на неё приходилась основная тяжесть.
        На куртке были нашиты толстые металлические пластины. "Для защиты-догадался он.-Значит там, откуда пришёл Койот, необходимо было защищаться". Он одел её и стал казаться себе большим и сильным. Но вдруг задумался, от какой же опасности потребовалось делать такие пластины, терпеть тяжесть и неудобство? И представил:
        Сначала его сковал страх. Возникло желание затаиться, сжаться, стать незаметным для вездесущих врагов и просидеть так всю жизнь. Потом он запаниковал и чуть не кинулся назад, но что-то его остановило. "Это только здесь мысли материализуются,-рассудил он.- Странник говорил, что дальше такого не будет. Значит оставаться опаснее, чем идти".
        И пошёл. Но поклялся себе никогда не снимать эту куртку. Она скоро приросла и стала его родной.
        Была ещё одна полезная вещь в рюкзаке Койота. Он говорил, что это якорь, но на проверку она оказалась пачкой бумаги, скреплённой с одного края. Бумага была испещрена символами, но это не мешало ей гореть.
        Он медленно жег одну страницу за другой. Туман стал заметно редеть.


        На самом дне рюкзака лежало всякое барахло: потёкшие батарейки, ромашки с оборванными лепестками, бумажные маски, раскрашенные детской рукой, маленькие скомканные крылья: Что тут могло "помочь разобраться"? Уж точно не этот хлам Койот имел в виду.
        "Наверно он хранил эти артефакты на память- решил Человек. - Если встречу, если вдруг такое будет возможно, обязательно верну!"

2.


        Показалась земля. Вскоре она была уже под ногами. Человек стал учиться ходить по ней. Это было трудно, но с каждым шагом всё приятнее. Ритм шагов, небыстрое, но уверенное продвижение, твёрдость и устойчивость почвы завораживали его.
        Он достаточно нашустрился в этом деле, когда вдруг увидел в небе существо. Оно было человекообразное, только с большими птичьими крыльями.
        - Ты кто?-спросил человек.
        - Ангел.
        Человек пожалел ангела: "Бедняга вынужден летать, потому, что не умеет ходить! Ничего, я уже почти научился, я объясню ему, как надо делать!", и движимый этими альтруистичными побуждениями он начал с жаром говорить и показывать.
        Ангел слушал очень заинтересованно, он и не думал, что земля может иметь такие преимущества. Твёрдость всегда расценивалась им как недостаток, ведь об неё можно разбиться.
        Он сложил крылья и они пошли вместе, находя удовольствие в родстве с землёй.
        Впереди был овраг. Ангел не задумываясь перелетел его, а Человек остался растерянно стоять.
        - Что ты собираешься делать? -спросил Ангел.
        - Мост, конечно.
        Он попробовал материализовать мост, но ничего не получилось. Оказалось, здесь, где уже правят законы земли, мысли не воплощаются. То есть воплощаются, конечно, но при определённых условиях. Например, при наличии материала и инструментов:
        Но человек ещё не знал, как можно искусственно соединить две части одного, ранее целого.
        До сих пор он знал только как ходить и решил действовать известным способом-спуститься и подняться. Он стремительно скатился вниз. Но тут возникло непредвиденное затруднение-легкость взобраться наверх по не менее отвесной скале была обратно пропорциональна легкости спуска.
        Ангел никогда не попадал в такие ловушки и даже не подозревал, что такое возможно.
        - Ага, тут-то тебе крылья очень пригодились бы! - воскликнул он. А Человек вспомнил, что у него в рюкзаке есть смятые забытые крылья! Он достал и попытался прицепить к плечам, но ничего не вышло.
        - Эх ты! Кто же их цепляет к одежде! Сними свою куртку, они прирастут только к твоему обнажённому телу!
        - Нет! Ни за что! -крикнул Человек, вспомнив свои страхи.
        - Подумай. Она не защитит тебя от одиночества. Это единственный монстр, который может грозить на дне. Хуже здесь не будет, хуже нигде не может быть, -уговаривал Ангел.-Да такие маленькие крылышки и не поднимут тебя в латах! Тебе даже без лат придётся их долго отращивать, пока они смогут вынести наверх.
        Но Человек ещё долго боролся с собой и легкомысленный Ангел улетел. Тогда и появился этот монстр. И от страха перед ним Человек решился скинуть защиту. Она не отпускала, сдиралась с волосами, пластами кожи. Боль доводила до отчаяния, но она и стала единственным условием свободы.
        Когда он, наконец избавился от неё и отшвырнул подальше, тело саднило и кровоточило, но казалось невесомым. Лёгкие, впервые за долгое время, до отказа наполнились воздухом.
        Крылья мгновенно срослись с открытой раной. Человек взлетел. Он летел очень медленно, обострённо чувствуя обтекание каждой воздушной струи, каждого мини-вихря между пальцами ног. Такое восприятие среды радовало его, но, когда он хотел лететь быстрее воздух причинял ему боль.
        Так было до тех пор, пока у него не выросла новая кожа, не расправились и не подросли крылья. И он наконец насладился настоящей скоростью.

3.


        Под ним в облаках шумели грозы, на земле случались войны.
        Он летал по всем направлениям, ловил восходящие потоки, падал в воздушные ямы, парил, отдыхая на раскинутых крыльях. Он ненавидел тихую безветренную погоду, когда приходилось махать крыльями, чтоб удержаться на высоте, зато вихри и ураганы стали его любимыми соперниками.


        Он давно и безнадёжно сбился с пути среди полусферы направлений. Да и искать смысла уже не было. Легендарный город Выздоровление потерял для него всякую ценность. Может где и пролетал над ним, не заметив из-за облаков крошечную точку.
        Рюкзак Койота был ещё при нем. Человек не терял надежды отыскать бывшего попутчика. Для чего? Он сам не знал. Возможно, скучал по существу, встреченному в момент, когда он страшно нуждался хоть в ком-нибудь, при ничтожной вероятности встречи. Так он убеждал себя. Но скорее всего просто хотел похвастаться нынешним собой.
        Так случилось, что они встретились. Человек не заметил, как пересёк речку, но чуть не поранил крыло о сломанные перила того самого моста. Опустившись на берег, чтоб осмотреть повреждение, он наткнулся на Койота. Они узнали друг друга не смотря на туман.
        Шкуры с характерным окрасом, клыков, ушей и прочих атрибутов Койота было не видно. Человек не удивился, как не удивился и тому, что тот стоит у рухнувшего моста с новым рюкзаком, тяжелее прежнего. Стоит и не может переплыть обратно. Ещё бы! В толстом панцире, шлеме, с громадным щитом!
        - Я бы перенёс тебя, да боюсь и с места не сдвину,-сказал Человек.-Можно, конечно попытаться, если ты снимешь доспехи:
        - Нет! Тебе этого не понять! Их делали на заказ для меня, они мне родные, это моя кожа! Я не сниму их даже ради тебя!
        Человек хотел напомнить, что это делается ради того, кому нужно перебраться, сам-то он перелетит. Гордость хмурого Койота теперь раздражала его: " Неповоротливая беспомощная, но упрямая махина, с одной жалкой мечтой, ради которой не способно хоть чем-то пожертвовать! Стой здесь до смерти и вздыхай о своей доле, если не хочешь снизойти до моей помощи!". Хвастаться перед ним не хотелось. Быстрее бы улететь.
        - Я принёс твои вещи, -сказал Человек напоследок. Койот скривился.
        - Брось. Не стоило таскать этот хлам.
        - Но я думал для тебя это что-то значит:
        - Тогда бы я не сплавил их тебе так легко! Впрочем, там было кое-что стоящее, его-то ты и верни. А остальное оставь: на память обо мне.
        - Как хочешь.
        Он стал распаковывать рюкзак, но остановился, услышав:
        - Достань небольшой комок. Это: Неважно что это.
        Человек попятился и крикнул:
        - Они не прирастут к железу!
        И исчез, пока Койот думал над причиной такого смятения в его голосе.


        А через минуту Человек уже не мучился по поводу этой маленькой кражи. Кто мог опознать собственность Койота в этих широких, мощных, белоснежных крыльях!

17.08.01 - 20.08.01

к оглавлению >>
оцени автора! >>




Другой автор


  E-mail: info@geolaiv.ru© 2000-2009 Forward Design